Online video hd

Смотреть аниме видео

Официальный сайт bok-o-bok 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

Слияния и поглощения в банковской сфере: тенденции

Мировой финансовый кризис заставил многие банки и компании лихорадочно искать способы выживания и повышения конкурентоспособности. Консолидация банковского и банковско-промышленного капитала в последнее десятилетие вообще стала наиболее заметным и определяющим фактором в мировой экономике. Борьба за контроль над корпорациями, включающая в себя слияние, отторжение и насильственное присоединение, является движущей силой в банковской сфере многих индустриально развитых стран. По существу, все идет к кардинальной перестройке сферы финансовых услуг. Снижение доходности операций на финансовых рынках и ужесточение политики центральных банков поставило многие, в первую очередь небольшие, банки перед выбором - слияние или банкротство.

Законодательная подоплека

Законодательство ряда стран (США, Великобритании, Германии и др.) содержит особые положения, регулирующие процедуру слияний, поглощений и банкротства банков и других кредитных учреждений, имеющих большое социальное значение. Одной из наиболее развитых в этой области считается законодательная база США. Банковская система двойного подчинения, в соответствии с которой федеральные и местные власти обладают значительными полномочиями в сфере регулирования и надзора за банковской деятельностью, была разработана там прежде всего для того, чтобы легче было управлять процедурами расширения, слияния и банкротств. При том, что штаты имеют возможность осуществлять весьма жесткий контроль, они не вправе превышать свои полномочия и обязаны честно относиться к банкам, пожелавшим, например, расширить свою деятельность за пределы конкретного штата.

Основными агентствами федерального правительства являются Контролер денежного обращения, Федеральная резервная система (ФРС) и Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД, или FDIC). Роль Министерства юстиции и Комиссии по ценным бумагам и биржам важна, но менее значительна. На уровне же штатов основную роль играют советы штатов по банковской деятельности. Обычно сначала происходила национализация проблемной организации, затем отсечение проблемных активов и пассивов и после этого приватизация нового кредитного учреждения финансово устойчивым банком. Для работы с неликвидными активами специализированная уполномоченная организация привлекала к сотрудничеству фирмы, которые по ее поручению занимались собственно оценкой, реализацией и управлением проблемными активами.

Правительственные органы всегда старались не допустить банкротства крупных банков. Когда, например, в 1984 г. из Continental Illinois National Bank of Chicago начался массовый отток капиталов за границу, совет управляющих ФРС быстро пришел на помощь, предоставив временный заем, а Федеральная корпорация страхования депозитов выделила для спасения банка в конечном счете миллиарды долларов. Однако меры по спасению не всегда достигали цели. Так, потерпел крах Bank of New England (Миннесота, сумма активов 21 млрд долл.), при том что ФКСД потратила на его спасение 2,3 млрд долл.
Обанкротившиеся банки являются удобным объектом для поглощения. В последние десятилетия федеральная система регулирования практически завладевала неплатежеспособными банками и сберегательными организациями, чтобы создать "зомбированные" депозитарные институты. Источником жизненной силы для них были правительственные гарантии в форме неучитываемых нематериальных активов. Но поскольку правила счетоводства распространяются как на отраженные в балансе, так и на внебалансовые проводки, внебалансовые пассивы привели к юридическому банкротству Федеральную корпорацию страхования ссудо-сберегательных ассоциаций и к фактической несостоятельности ФКСД. Причем расходы, как обычно, легли на налогоплательщиков.

Создав "живых покойников", федеральные регулирующие органы очень скоро попытались вернуть их обратно в частный сектор. Однако недостаток ресурсов и бюрократическая волокита невероятно затянули процесс. Семь лет, например, понадобилось ФКСД, чтобы закончить реприватизацию Continental Bank. Тем не менее все это дает возможность здоровым банкам самим приобретать "зомбированные" организации.
В соответствии с законом о равенстве при конкуренции в банковском деле ФКСД может создать в случае банкротства банка (с активами свыше 500 млн долл.) бридж-банк (мост-банк). Такой банк создается для присоединения вкладов и других пассивов и покупки активов обанкротившегося учреждения и продолжения предоставления банковских услуг.

Бридж-банк обычно создается при условии, если:
- затраты на его организацию и деятельность не превышают затрат на ликвидацию закрытого банка или банков;
- продолжение операций застрахованного банка важно для того региона, где расположен банк;
- продолжение операций застрахованного банка необходимо для вкладчиков закрытого банка и остального населения.
Обычно срок действия бридж-банка - два года. За это время ФКСД, улучшая финансовое положение своего подопечного, перекидывает мост от банкротства банка до нахождения подходящего покупателя. Стороны, заинтересованные в приобретении активов и пассивов мост-банка, могут с помощью ФКСД ознакомиться с положением дел и представить в ФКСД заявки на участие в торгах. ФКСД обеспечивает мост-банк операционными средствами. По закону мост-банк может быть учрежден без капитала и обладает всеми полномочиями национального банка или банка штата.
Согласно американскому законодательству возврат вкладов происходит в течение трех - пяти рабочих дней после даты закрытия. Права вкладчика обычно зависят от того, застрахован или не застрахован вклад. В первом случае вкладчик банка имеет право на получение средств по застрахованной части вклада, а во втором - вкладчик банка становится обычным кредитором затронутого несостоятельностью имущества и имеет право на сертификат о вкладе.

Банкротства банков сильно истощили страховой фонд ФКСД, а ряд банков был вынужден повысить отчисления на покрытия потерь по кредитам, уменьшить дивиденды, сократить персонал и приступить к распродаже активов. Реализация намерений ФКСД перестроить свои резервы путем увеличения страховых сборов с банков означала повышение затрат для их клиентов. Расходы на аварийную помощь и повышенные издержки банковской деятельности - это плата за услуги федеральной сети безопасности с ее политикой защиты банков "слишком больших, чтобы позволить им обанкротиться".
Однако в зависимости от ситуации на рынке компания может организовать слияние или поглощение по собственному сценарию. Одно из самых крупных за всю историю слияний осуществил в 1990 г. Bank One Corporation (Огайо), присоединив к себе 13 банков. Его стратегия состояла из четырех этапов. Он искал банки с высококачественными активами, предлагал им привлекательные условия, обеспечивал значительную автономию и повышал их доходы.

Тенденции последнего десятилетия

В последние два десятилетия наблюдалась беспрецедентная по своим размерам волна слияний и поглощений, охватившая большинство стран мира. За период 1997 - 2007 гг. в десяти ведущих промышленно развитых странах было зарегистрировано более 40 тыс. слияний и поглощений, что в два раза больше, чем в предыдущее десятилетие, а общая сумма этих сделок выросла почти в десять раз.

Особенно интенсивная консолидация происходила в финансовом секторе. В ведущих промышленно развитых странах свыше 12 тыс. кредитно-финансовых учреждений участвовали в слияниях и поглощениях, причем в 400 сделках это были учреждения, рыночная стоимость которых превышала 1 млрд долл. Интенсивность процесса консолидации возрастала как в рамках отдельных сегментов финансового сектора, так и между учреждениями разных сегментов. Хотя темпы консолидации финансового сектора увеличивались как на национальном, так и на международном уровнях, основная часть слияний и поглощений приходилась на операции между кредитно-финансовыми учреждениями в рамках отдельных стран.

Основные мотивы консолидации в финансовом секторе большинства стран были одинаковыми: в ответ на изменения в системе регулирования и технологиях кредитно-финансовые учреждения попытались повысить свою эффективность и привлечь новых клиентов за счет расширения географических масштабов своей деятельности и спектра предлагаемых продуктов и услуг. В принципе слияния и поглощения (от англ. Mergers and Acquisitions, M&A) могут способствовать повышению эффективности. Во-первых, крупные фирмы, возникающие в результате консолидации, имеют возможность использовать ресурсосберегающие технологии или распределять свои постоянные издержки на более широкий круг производимых товаров и услуг, что снижает средние издержки. Во-вторых, эффективность может повыситься за счет экономии на масштабах: в результате слияния или поглощения объединившиеся компании проникают на новые для них рынки и получают более широкую клиентскую базу. В-третьих, консолидация может повысить эффективность корпоративного управления.

Банковские слияния всегда были индикатором состояния национальной экономики и ее места в экономике мировой. В середине 1990-х гг. прошлого столетия возможности размещения новых выпусков спекулятивных долговых ценных бумаг, казалось бы, иссякли и мировые корпоративные торговые площадки опустели. Толчками для последних в XX в. волн слияний послужили международные долговые кризисы 1982 и 1998 гг. В наибольшей степени в них оказались вовлечены американские банки: во-первых, они выдали до этого много кредитов слаборазвитым странам, во-вторых, их система бухгалтерского учета в отличие от европейской не позволяла накапливать большие скрытые резервы и, в-третьих, они не имели такой солидной депозитной основы в своей системе филиалов, какая была, например, у банков Великобритании и некоторых других стран.
--------------------------------
В соответствии с международной терминологией под слиянием понимается объединение на равных двух или более банков, под поглощением или присоединением - приобретение (дружественное или насильственное) контроля одного банка над другим.

Крупнейшим в конце века слиянием было объединение в 1997 г. швейцарских Union Bank of Switzerland и Swiss Bank Corporation в новую финансовую суперструктуру United Bank of Switzerland, которая стала крупнейшей в мире по сумме управляемых инвестиционных фондов (более 900 млрд долл.) и второй среди коммерческих банков по активам (более 600 млрд долл.). Слияние швейцарских банков свидетельствовало не только о растущей конкурентоспособности западноевропейских финансовых институтов на международном рынке, но и об их стремлении укрепить свои позиции в США: завершив процесс слияния и реструктуризации, United Bank of Switzerland начал делать приобретения именно в Соединенных Штатах. Следует отметить, что до этого самым крупным приобретением со стороны иностранных банков была покупка Bank of Tokyo в 1990 г. лизингового отделения Bank of New England в США за 592,5 млн долл.
Доля банковских сделок составляет около более 50% от всех сделок M&A. Одной из самых ярких сделок такого рода в последнее время стало приобретение консорциумом европейских банков во главе с Royal Bank of Scotland нидерландского ABN AMRO (активы которого сейчас разбросаны по всему миру) за 100 млрд долл. А буквально накануне крупнейший африканский кредитор Standard Bank согласился продать 20% своих акций китайскому ICBC за 5,6 млрд долл. Процесс эволюции сделок слияния и поглощения в банковском секторе вступил в так называемую вторую стадию. Первая включала в себя объединение национальных банков и создание таких крупных национальных корпораций, как, например, Bank of America Corp. Вторая - это крупные международные сделки, а третья - создание мировых финансовых институтов, которые действуют на крупнейших рынках.
Помимо вышеперечисленных сделок, эксперты также отмечают приобретение испанским банком BBVA банка Compass Bancshares (Алабама) за 9,6 млрд долл., а также покупку Toronto-Dominion Bank банка Commerce Bancorp Inc. за 8,5 млрд долл. А один из крупнейших американских банков, Citigroup Inc., согласился выкупить контрольный пакет акций (68%) японской брокерской компании Nikko Cordial за 8 млрд долл., а затем приобрести меньший пакет за 4,6 млрд долл.
Стоит также отметить, что по мере того, как в банковском секторе растет число международных слияний и поглощений, увеличивается борьба за лидерство среди банков, консультирующих по такого рода вопросам. Возглавлял рейтинг в последнее время крупнейший инвестиционный банк США Merrill Lynch. Сразу за ним следуют Goldman Sachs, Rothschild, Morgan Stanley и UBS. Аналитики отмечают, что такая выигрышная позиция Merrill Lynch во многом объяснялась победой консорциума, состоящего из Royal Bank of Scotland, Fortis и Santander (который как раз Merrill Lynch и консультировал), в борьбе за ABN AMRO над британским Barclays.
Не исключено, что в ближайшее время усилится межконтинентальная волна банковских слияний между американскими и европейскими банками.

Выгоды и издержки консолидации

Прежде чем сравнить Европу, США и Японию, определим, как потенциальные выгоды можно соизмерять с возможными социальными издержками консолидации. И здесь могут быть три варианта.
Первый: объединение господствующих на локальных рынках кредитно-финансовых учреждений может негативно сказаться на уровне цен на финансовые продукты и навредить потребителям.
Второй: некоторые слияния и поглощения могут привести к переориентации кредитно-финансовых учреждений с кредитования мелкого бизнеса на местном уровне на продукты, не учитывающие потребности отдельных мелких клиентов, но которыми легче управлять в рамках крупной организационной структуры.
Третий: консолидация может увеличить риски как для отдельных участников финансового рынка, так и для финансовой системы в целом, вследствие того что возникнут слишком крупные учреждения, которые будут нести из-за этого потери.
Существуют два узких определения эффективности фирмы:
1) с точки зрения издержек - фирма эффективна, если она минимизирует издержки производства определенного количества товаров;
2) с точки зрения прибыли - фирма эффективна, если она максимизирует прибыль при определенном соотношении между затратами и объемом производства (затраты - выпуск).
Данные определения, исходящие из неизменных масштабов и технологии производства, акцентируют внимание на том, как сочетаются факторы производства при сравнении текущих издержек или прибыли с текущими издержками и прибылью фирмы, имеющей наилучшие результаты. Отталкиваясь от этих определений, можно сказать, что консолидация повысит эффективность, если более высокое управленческое мастерство фирмы-покупателя будет распространено на поглощаемую фирму. Однако этого может и не произойти и эффективность снизится, когда фирма-покупатель имеет относительно неэффективный аппарат менеджмента.
Концепция эффективности принимает в расчет эффект экономии на масштабе и охвате производства: фирма эффективна, если она достигает оптимального для своей отрасли размера и производит оптимальный набор товаров при данном уровне цен на факторы производства. Экономия на масштабе обычно появляется благодаря способности крупных фирм распределять постоянные издержки на больший объем выпуска, а также вследствие того, что многие потребители отдают предпочтение крупным фирмам, которые имеют обширные сети отделений и более доступны. Экономия на охвате возникает за счет того, что при объединении производственных линий фирмы получают дополнительную информацию, например, о предпочтениях потребителей. Вместе с тем при слиянии или поглощении может наблюдаться и "дезэкономия", т.е. уменьшение эффективности, если сфера деятельности менеджеров не соответствует их опыту и знаниям или если формируется такая внутренняя управленческая структура, которая снижает контроль собственников над менеджерами. Минимально эффективный размер и оптимальный объем производства зависят от технологий, системы регулирования и предпочтений потребителей.
Существуют различные определения эффективности, предполагающие разные способы ее измерения. Наиболее простым способом является учет показателей, рассчитанных на основе балансовой отчетности и касающихся издержек (отношение текущих издержек к валовому доходу) и доходности (отношение дохода к стоимости активов). Однако такая методология не учитывает в полной мере различий в ценах на используемые ресурсы и производимую финансовыми учреждениями продукцию (например, из-за различий рыночной доли отдельных учреждений или особенностей региона размещения).
Более детальный анализ включает в себя не только исследование затрат и цен, но и оценку управленческих издержек и доходности на основе бенчмаркинга, т.е. путем сравнения финансовых результатов отдельных кредитно-финансовых учреждений с аналогичными показателями лучших учреждений. В этом случае показатели компании-лидера принимаются в качестве условной границы, а дистанция, отделяющая другие фирмы от этой границы, показывает уровень их эффективности (или неэффективности). Этот метод следует использовать осторожно, поскольку отклонения от условной границы эффективности у кредитно-финансовых учреждений в значительной мере определяются эффективностью управления. Если эти отклонения вызваны различиями в издержках или доходности, то применение данного метода проблематично.
Условная граница может применяться с целью оценки экономии на масштабе и охвате: если эффективность фирм, расположенных на условной границе (т.е. тех, которые оптимально сочетают используемые ресурсы), может быть повышена за счет увеличения размеров или изменений в структуре производства, то у них есть возможность экономии на масштабе или объеме.
Влияние слияния на уровень эффективности фирмы может изучаться разными способами. Например, некоторые исследователи рассматривают взаимосвязь между размером и эффективностью исходя из предположения, что поскольку крупная фирма более эффективна, то слияние фирм способствует повышению их эффективности. Еще одна часто применяющаяся методология - сравнение показателей деятельности объединившихся фирм с показателями фирм, которые не участвовали в слиянии. Однако вышеназванные методологии имеют существенные недостатки. В частности, они предполагают сравнение фирм, участвующих в слияниях или поглощениях, с другими фирмами, которые могут существенно отличаться от объединившихся по целому ряду критериев, в том числе по качественным характеристикам выпускаемой продукции и уровню рисков, которым они подвергаются. Эти методологии скорее дают информацию о последствиях процесса консолидации с точки зрения эффективности и не позволяют измерить степень неэффективности слияния или поглощения.
Эффективность фирм, акции которых котируются на фондовой бирже, может оцениваться на основе данных биржевых торгов: если курс акций объединенной компании поднимается выше среднего уровня для отрасли или уровня лучших компаний сопоставимых размеров, то слияние можно считать эффективным. Если рыночная стоимость сделки по приобретению фирмы превышает запланированную ранее, то это оценивается как свидетельство эффективности слияния, а противоположная ситуация - его неэффективности. Различия в рисках, которым подвержены отдельные фирмы, лучше всего исследовать по показателям рынка капиталов и динамике цен на корпоративные активы (акции).

Особенности M&A в Европе, США и Японии

"Манией слияний" охвачены все три экономических центра.
Коммерческие банки. Для коммерческих банков Северной Америки и Европы характерна сходная зависимость между структурой издержек и размером банка: доля текущих расходов в валовом доходе находится на самом низком уровне у банков с активами от 20 млрд до 50 млрд долл. - около 55%. По мере уменьшения размера коммерческого банка этот показатель снижается: у банков с активами менее 5 млрд долл. он составляет более 60%, а у самых крупных банков (с активами более 50 млрд долл.) превышает 65% (см. табл. 1). Это свидетельствует о наличии экономии на масштабах у банков определенного размера и о дезэкономии в мелких и крупных банках.


В отличие от этого отмечается стабильное повышение доходности банков по мере увеличения их активов: в Северной Америке доходность (чистый доход в процентах от капитала) колеблется от 11% у самых мелких до 14% у крупных банков, в Европе - соответственно от 7% до 8%. Высокие текущие расходы крупных банков компенсируются высоким удельным весом акционерного капитала в совокупных активах, что, вероятно, является косвенным результатом их диверсификации, и более высокой долей беспроцентных доходов в валовом доходе (у крупных банков Северной Америки этот показатель превышает 50% против 30% у банков Европы и Японии). В банковском секторе Японии картина не столь однозначна: доля текущих расходов в валовом доходе снижается по мере увеличения размера коммерческих банков, а их доходность из-за ухудшения экономической и финансовой ситуации с середины 1990-х годов находится на очень низком уровне, причем самые крупные и мелкие банки несут убытки.
В США, несмотря на процесс консолидации, банковский рынок остается сильно фрагментированным: здесь действуют свыше 8 тыс. частных банков и 1434 сберегательных учреждений, сходных с банками. При этом ни один банк не может заявить, что имеет существенное влияние во всех 50 штатах страны. Действующее нормативно-правовое регулирование построено таким образом, что не допускает даже за счет поглощений и слияний захвата отдельным банком более 10% рынка депозитов. По оценкам, на десять крупнейших банков США приходится 62% активов и 47% акционерного капитала.
Оценка эффективности коммерческих банков на основе бенчмаркинга проводится в национальных рамках, поскольку международные сравнения в этом случае неоправданны из-за различий в используемых банками технологиях. Как показал анализ, розничные банки Северной Америки и Европы неэффективны с точки зрения издержек: их издержки в среднем на 10 - 20% выше, чем у лучших розничных банков соответствующих регионов. В Японии средний уровень издержек у розничных банков всего на 5 - 7% выше уровня лучших банков. Это говорит о том, что в Японии слияния и поглощения имеют меньший потенциал позитивного влияния на эффективность банков по издержкам, чем в Северной Америке и Европе.
Если оценивать эффективность по доходности, то здесь дисперсия показателей более значительна: отклонения среднего уровня доходности от уровня лучших розничных банков достигают 50%. Это отчасти отражает тот факт, что доходы сильнее, чем издержки, зависят от качества менеджмента и местного спроса. Столь существенный разрыв, считают эксперты, означает, что повышение доходов имеет больший потенциал роста эффективности банка, чем снижение издержек.
Анализ, выполненный на основе данных балансов и экономико-математического моделирования (расчета производственной функции как производной от функций издержек и дохода), показал, что эффективность слияний и поглощений различается по странам. В США после таких сделок эффективность по издержкам повышается очень незначительно. При этом не происходит сокращения беспроцентных доходов и общих издержек, не улучшается структура текущих расходов. В Европе сходная картина в отношении сделок в национальных границах, хотя отмечаются существенные различия по отдельным странам. Трансграничные сделки в Европе часто приводят к сокращению издержек в поглощенных банках. Фактором, сдерживающим рост эффективности по издержкам в континентальной Европе, считаются трудности, возникающие при сокращении занятости. Между тем именно расходы на рабочую силу являются одним из наиболее существенных потенциальных источников экономии расходов.
Наиболее часто исследователи называют в качестве потенциального источника выгод от слияния экономию на масштабе. Банки, которые существенно увеличивают свои размеры за счет поглощения других кредитно-финансовых учреждений, получают возможность использовать ресурсосберегающие технологии или распределять постоянные издержки на более широкий круг произведенных продуктов, что ведет к сокращению средних издержек и повышению доходности. Большинство исследований розничных банков Северной Америки и Европы выявили, что минимальный уровень средних издержек у них (графически они имеют форму U-образной кривой) достигается при активах приблизительно в 10 млрд долл. При этом отмечаются некоторые отклонения от этой цифры в разных странах и в разные периоды.
Исследования японских розничных банков обнаружили несколько иную картину: у 81% банков наблюдается рост эффективности по мере увеличения их размеров. Этот вывод относится к большинству мелких и средних и к половине крупных банков. Такое положение объясняется универсальностью модели банковской деятельности в Японии и низкими расходами на мониторинг состояния дел у заемщиков, поскольку банки, как правило, имеют прямое участие во многих коммерческих компаниях. Различия в получаемых от экономии на масштабе выгодах между Северной Америкой и Европой, с одной стороны, и Японией - с другой, объясняются также различиями в системах правового и нормативного регулирования банковской сферы и в финансовых условиях, сложившихся в конце 1990-х годов.



Ничего сверхъестественного после объявления о слиянии не происходит. Изучение влияния слияний на эффективность с помощью анализа динамики рыночной стоимости активов объединившихся банков в США показало, что после объявления о сделке в среднем суммарная стоимость активов банка-покупателя и банка, получившего предложение о поглощении, остается без изменений. Однако банк-покупатель несет потери, которые возмещаются за счет выгод, получаемых поглощаемым банком. Таким образом, происходит трансферт богатства от банка-покупателя к поглощаемому банку. Анализ биржевых котировок также свидетельствует, что наибольшие выгоды от слияния банки-участники получают в случае, когда банк-покупатель имеет очень высокий уровень доходности или когда сфера деятельности банков в значительной мере совпадает.
В целом эмпирические исследования показывают, что слияния коммерческих банков не приводят к существенному повышению эффективности по издержкам и доходности и росту рыночной стоимости котирующихся на бирже активов. Более очевидными являются выгоды от экономии на масштабе. Что касается выгод от экономии на охвате, то нет убедительных подтверждений того, что они существуют.
Страховые компании. Страховой бизнес остается достаточно жестко регулируемой сферой финансового сектора, что затрудняет слияния, снижает возможности получения выгод от экономии на масштабе и от диверсификации, а также мотивации для трансграничных сделок. Различия в системах социального обеспечения, кроме того, способствуют сегментации рынка страхования жизни. Несмотря на тенденцию к дерегулированию, трансграничные слияния по-прежнему затруднены из-за различий в культуре, законодательстве о защите потребителей, налогообложении и т.д. Тем не менее в Европе наблюдается более интенсивная интеграция страховых компаний, чем коммерческих банков.
Слияния в рамках национальных страховых рынков обеспечивают экономию на масштабе (см. табл. 3). В Северной Америке в страховании жизни удельный вес выписанных страховых взносов в общих управленческих расходах снижается по мере увеличения размеров страховой компании - с 16% у мелких компаний (активы менее 500 млн долл.) до 11% у крупных (активы более 2 млрд долл.), в Европе - соответственно с 9 до 4%. В сегменте страхования имущества и от несчастного случая наблюдается снижение этого показателя в США с 18 до 16%, в Европе - с 17 до 8%. Анализ доходности выявляет аналогичную тенденцию: крупные фирмы имеют более высокие доходы, чем мелкие. Так, в Северной Америке доходность (чистый доход в процентах от капитала) компаний по страхованию жизни растет по мере увеличения их размеров с 3 до 13%, а компаний по страхованию имущества и от несчастного случая - с 7 до 10%. В Европе в страховании жизни доходность увеличивается с 1 до 12%, а в страховании имущества и от несчастного случая - с 7 до 11%.



Уровень эффективности страховых компаний по издержкам и доходности сильно различается по странам, при этом наиболее эффективными являются компании США. Эффективность позитивно коррелируется со ставкой перестрахования и негативно - со страховочной квотой страхователей жизни (т.е. долей страховщика в страховой ответственности по объекту страхования).
Оценка страховых компаний США на основе бенчмаркинга показывает, что эффективность компаний среднего размера по страхованию имущества и от несчастного случая находится на уровне 80% от уровня лучшей компании данной группы, а крупного размера - на уровне 90%. В сегменте страхования жизни соответствующие показатели более низкие - 35 и 50%.
В других развитых странах отставание среднего уровня эффективности страховых компаний от компаний-лидеров более существенное, чем в США: в Бельгии, Германии и Франции - около 50%, а в Великобритании - чуть больше этой цифры.
Многочисленные исследования подтверждают наличие экономии на масштабе у мелких и средних компаний США по страхованию имущества и от несчастного случая, поскольку слияния приводят к снижению у них средних издержек. Напротив, у самых крупных компаний отмечается дезэкономия. В целом по страховому сектору наличие экономии на масштабе отмечается у компаний с активами до 15 млрд долл. Ситуация на европейском страховом рынке достаточно разнородна, но в целом исследования свидетельствуют о наличии экономии на масштабе и на охвате. Экономия на масштабе отмечена также у компаний по страхованию жизни Японии и Канады. Как и в других сегментах финансового рынка, в страховании не удалось выявить экономию на охвате при слиянии.

Убытки, банкротства и новые стандарты для банков

Банкротство General Motors - это крупнейшее промышленное банкротство в истории США. Однако в рейтинге всех крупнейших корпоративных крахов страны автопроизводитель лишь четвертый. Причем концерн более чем в шесть раз уступает в размере активов лидеру рейтинга - инвестбанку Lehman Brothers, обанкротившемуся осенью 2008 г.
Как следует из рейтинга (см. табл. 4), половина всех крупнейших корпоративных банкротств в США пришлась на время нынешней рецессии. Причем на эти пять последних банкротств приходится свыше 80% активов всех обанкротившихся компаний - 1,2 трлн долл. из почти 1,5 трлн долл. Причем более половины от всего объема обанкроченных за нынешний кризис активов (691 млрд долл.) приходится на одну-единственную компанию - Lehman Brothers. Еще почти половина от этой суммы (327 млрд долл.) - это активы другой финансовой компании, Washington Mutual, также инициировавшей банкротство в сентябре прошлого года. Примечательно, что банкротство GM хотя и является крупнейшим в промышленном секторе, все же уступает краху еще одной компании нефинансового сектора, телекоммуникационного гиганта WorldCom. Chrysler, обанкротившегося в конце апреля: он и вовсе занял место во второй половине списка - расположился на седьмой позиции.


Сравнивать банкротства компаний из разных секторов сложно, потому что помимо общих показателей в каждом случае есть какая-то своя специфика и сложности, которых нет в других секторах. В случае банкротства компании промышленного сектора негативные последствия будут ограничены определенным сектором, в то время как банкротство Lehman Brothers затронуло всю мировую финансово-экономическую систему и привело к эскалации кризиса.
При этом пик корпоративных банкротств из-за кризиса пока не пройден - возможно, это произойдет в текущем году, но не исключено, что только в 2010 г. В 2008 г. обанкротились 138 публичных компаний, что на 74% больше, чем в 2007 г. С начала 2009 г. по 1 июля число публичных компаний, начавших процедуру защиты от кредиторов, уже достигло 100. Причем в восьми случаях (включая GM) показатель активов на время последней отчетности перед подачей заявления о банкротстве был больше 10 млрд долл., что представляет собой почти 10% от всех таких банкротств в истории (45 банкротств). При этом в отличие от предыдущих лет в 2009 г. нет одной-двух доминирующих в заявлениях о банкротстве отраслей. Напротив, корпоративные крахи примерно в равной степени распределены между рядом секторов экономики: финансовым, производственным, нефтегазовым и телекоммуникационным.
Текущий финансовый кризис приведет к банкротству еще как минимум 150 - 200 американских банков. При этом платежи в адрес FDIC могут поглотить до 25% доналогового дохода индустрии в 2010 г. Это заставит FDIC, которая страхует депозиты, все чаще обращаться к зарубежным банкам и инвестиционным фондам, чтобы поддержать банковскую систему. В США проблема сейчас в том, чтобы найти достаточно здоровые банки и с их помощью выкупить обанкротившиеся банки. Три крупнейших в этом году банкротства - BankUnited Financial Corp., Colonial BancGroup Inc. и Guaranty Financial Group Inc. - стоили FDIC 10,7 млрд долл.
По оценке ФРС США, в течение текущего и в следующем году 19 американских банковских холдингов с активами более 100 млрд долл. понесут убытки в размере 600 млрд долл. Для покрытия таких убытков 10 из этих 19 банков должны привлечь дополнительный капитал на общую сумму 75 млрд долл. В этом году средства привлекались в основном через допэмиссии акций. Так, J.P. Morgan продал акции на 5 млрд долл., Morgan Stanley - на 2,2 млрд долл., а American Express - на 500 млн долл. А Goldman Sachs продал принадлежащие ему акции китайского ICBC за 1,9 млрд долл.
Европейские банки спишут в этом году почти 300 млрд долл. В начале марта 2009 г. акции европейских банков опустились до самой низкой отметки за последние 17 лет. Затем им удалось отыграть свое снижение, и в итоге за истекший период текущего года рост банковских бумаг Европы составил около 20%. Правда, нельзя забывать, что в случае паники среди инвесторов котировки компаний банковского сектора могут вновь обвалиться.
Рейтинговое агентство Moody's понизило рейтинги по 25 европейским банкам. В числе "пониженных" банков оказались испанский BBVA, немецкий Deutsche Bank, французский BNP Paribas и огромное количество банков помельче. Европейскому банковскому сектору все еще очень недостает капитала.
Самое интересное, что американским банкам удается привлекать новый капитал намного лучше, чем европейским. Так, за первую половину 2009 г. банки Европы привлекли около 42 млрд долл. нового капитала (в прошлом году этот показатель составлял 126 млрд долл.), а американские банки - в два раза больше.
В ближайшие полтора года европейским банкам придется списать еще около 285 млрд долл. плохих активов вдобавок к тем 366 млрд долл., которые они списали за последние два года. По худшему сценарию, по прогнозам МВФ, списания европейских и британских банков в период с 2007 по 2010 г. могут достигнуть 1 трлн долл.

* * *

С целью избежать ухудшения ситуации и в дальнейшем более успешно противодействовать кризисам центральные банки и финансовые регуляторы 27 стран Европы договорились принять до конца 2009 г. новые стандарты для банков.
Предложенные Базельским комитетом по банковскому надзору меры включают в себя новые правила, которые касаются требований к банковскому капиталу, соотношению собственных и заемных средств банка, минимальных мировых стандартов ликвидности, и программу, позволяющую смягчить уязвимость банков к экономическим подъемам и спадам.
Достигнутые договоренности позволят установить новые стандарты банковского регулирования и надзора на мировом уровне. Главы центробанков и регуляторы, входящие в Базельский комитет, также согласовали основные принципы периода перехода к новым правилам, в том числе ограничения на выплату чрезмерных дивидендов, обратный выкуп акций и компенсации для банкиров, дав тем самым понять, что решение принято окончательно.
Оценить в полной мере нововведения пока сложно, поскольку общие термины не дают полной картины и следует дождаться появления итогового текста документа. Но уже тот факт, что главы центробанков задумались о том, как жить финансовым институтам в будущем, говорит о постепенном выходе мира из кризиса.

А.Саркисянц
К. э. н.

    

Другие новости по теме:

www.Maonline.ru Рынок бизнеса

Новостная лента посвящена новостям российского рынка бизнеса: купле-продаже компаний и иных активов

добавить на Яндекс

Смотреть онлайн бесплатно

Онлайн видео бесплатно